Понедельник, Сентябрь 23, 2019

Поиск по сайту

Григорий Лапин: Мы, российские вратари, самоучки

Неожиданно для клуба и болельщиков «Байкал-Энергию» в конце предыдущего сезона покинул вратарь Денис Рысев. Годами в Иркутске так складывалось, что ворота команды защищали свои, местные голкиперы. Сейчас вместе с сыном Алексея Негруна Максимом это будет делать серебряный и бронзовый призер чемпионатов России, серебряный призер чемпионата мира архангелогородец Григорий Лапин. Редакция «НС», конечно же, решила с ним познакомиться.

Григорий Лапин, вратарь

Родился 12 августа 1987 года в Архангельске. Рост 190 см, вес 97 кг. Мастер спорта. Воспитанник архангельского хоккея с мячом («Водник»).

Клубы в карьере: «Водник» (Архангельск) — 2005—2014; «Динамо-Москва» (Москва) — 2014—2016; «Транос» (Швеция) — 2016/17. В чемпионатах России провел 160 матчей, в розыгрышах Кубка России — 46 матчей. Серебряный (2015), бронзовый (2016) призер чемпионатов России. Серебряный призер чемпионата мира (2012). Третий призер Международного турнира на призы правительства России (2012). Финалист международного турнира KosaEuroCup (2010).

Так получилось, что незадолго до нашей встречи я успела купить коробку пирожных, предлагаю их гостю.

— Спасибо, но я вообще сладкое не ем. Можно сказать, что я слежу за питанием: не ем после шести часов. Даже если в этот день вечерняя тренировка, даже если игра — буду пить воду. Я знаю себя, мне есть в кого расти, у меня папа крупный.

— По моему опыту вратари не очень разговорчивые люди, точнее, даже самые неразговорчивые в команде люди. Ты такой же?

— Да. Вообще, это мое первое интервью. Я не согласился на встречу с журналистами, даже когда вернулся в Архангельск с чемпионата мира. Мы сейчас к вам в редакцию ехали и с Борисом Геннадьевичем (Борис Фоминых — пресс-атташе ХК «Байкал-Энергия». — Прим. авт.) это обсуждали. Ну не зря же говорят, что вратари — это особенные люди. Есть так называемая вратарская психология. Мы отдельно, игроки отдельно.

— Григорий, оказывается, у тебя в субботу день рождения (день рождения Григория Лапина 12 августа, интервью записывали немного раньше). Как проведешь этот день?

— Да, мне будет 30 лет. Я вообще, мне кажется, ни разу не отмечал свой день рождения, он всегда попадает на сборы. Не переживаю, что так складывается. День рождения, я считаю, это больше праздник моей мамы. Я в этот день поздравляю маму. Ребятам в Иркутске, наверное, торт принесу.

— Расскажи о себе. Как и когда пришел в хоккей с мячом?

— Вначале я занимался плаванием. Плавал я с первого по пятый класс, также занимался дзюдо, боксом, потом перешел в «шайбу». В «шайбе» я играл на позиции вратаря, подавал надежды и уехал в Череповец, в «Северсталь», жил там в интернате. Потом уехал в Ярославль, в Ярославле играл, но наш год расформировали, я вернулся домой, и папа привел меня на стадион к Вадиму Васильевичу Меньшикову. Так я начал играть в хоккей с мячом, в это время я уже учился в старших классах школы. В Архангельске, как и в Иркутске, хоккей с мячом — спорт номер один. Папа раньше сам играл в любительской команде.

Свой первый контракт с командой мастеров я подписал в 2004 году, по крайней мере, так написано в моей трудовой книжке. Тогда в «Воднике» была очень сильная команда. Играли Михаил Свешников, Ильяс Хандаев, Кирилл Хвалько, Владимир Петухов, Евгений Иванушкин. С Кириллом Хвалько мы еще потом в московском «Динамо» играли. Я застал последний сезон звездного «Водника».

— Тогда как ты перешел из «Водника» в «Динамо»?

— Я не очень люблю об этом говорить, мне в Архангельске этим вопросом досаждали. Скажем так, не нашли с руководством общего языка. Потом мне позвонили Сергей Евгеньевич Лихачев и Ильяс Игоревич Хандаев, и я прилетел в Москву. Годы в «Динамо» — это высший пилотаж, это лучший уровень, на котором я пока играл.

— У тебя серебро чемпионата мира, который проходил в Алма-Ате, какие от этого турнира остались воспоминания?

— Мне запомнился Медео, стадион в горах — это очень красиво. В полуфиналах и финале у меня тогда не получилось сыграть. Но я считаю, что этот турнир — хороший опыт. Хотя, конечно, было некоторое разочарование, что остались без золота. Мы проиграли 4:5 шведам, в последние минуты пропустили несколько одинаковых мячей.

— Григорий, почему после «Динамо» ты уехал в Швецию, не выбрал российский клуб?

— Я ждал одного конкретного приглашения и всем другим отказал. Дотянул до того, что все команды были укомплектованы, а мне сказали «нет», и я остался не у дел. Вынужден был, чтобы не пропустить сезон, уехать в Швецию. Но мне понравилось в Швеции, я получил там определенный опыт. Там больше уделяют внимания вратарям, есть тренеры. Вратари вначале занимаются отдельно, а затем вместе с командой. Не как у нас. Мы, российские вратари, все самоучки. У нас нет школы. Хотя сейчас они стали появляться: в Нижнем Новгороде у Славы Рябова, в Красноярске у Ромы Черных. Когда закончился сезон в «Траносе», мне поступали предложения от других клубов перейти в Элитсерию, но я поехал в Россию специально посмотреть матч «Водник» — «Байкал-Энергия» 26 февраля.

— Ты был на этой скандально известной игре?

— Нет, я ушел. Я, если честно, уже предполагал, что будет такое, когда увидел состав «Водника». На игру я зашел и вышел, то, что происходило, для меня было вообще неприемлемо. Не стал смотреть на этот бардак.

— Почему тогда согласился перейти в одну из команд —участниц этого матча?

— Я не считаю, что «Байкал-Энергия» — участница этого бардака. Не иркутяне это начали, это спровоцировала другая команда.

— Как ты оказался в «Байкал-Энергии»?

— Весной мне позвонил Василий Петрович Донских. Я долго не думал, спросил, остается ли Владимир Владимирович Янко, когда узнал, что да, подписал контракт.

— Сейчас идут ледовые тренировки. Обратила внимание, что тяжеловато, ребята немного устают.

— Лед тяжелый. Но мы скоро улетаем на сборы в Швецию, будем тренироваться на большом льду. Все соскучились по нему. Вообще, лучше сразу вставать на большой лед и не вставать в коробку. Чтобы парни не выбивались, чтобы сразу чувствовали себя в привычном пространстве. Хорошо бы построить большой каток Иркутску. Надо идти под крышу, тогда и болельщик будет более образованным и культурным. Ведь не секрет, что люди, бывает, выпьют и чего только не кричат хоккеистам.

— C кем общаешься, дружишь в команде?

— С Никитой Ивановым и Евгением Иванушкиным мы играли в «Динамо». Все друг друга хорошо знаем. С Сашей Егорычевым я играл еще в Кирове в составе молодежной сборной в Международном турнире на призы правительства России. С ним мы давно дружим.

— Какие у тебя увлечения, чем любишь заниматься в свободное время?

— Я хорошо играю в настольный теннис, в бильярд неплохо получается, хотя до профессионального уровня еще далеко. Я и в Архангельске, и в Москве ходил в бильярдные клубы. Еще у меня хобби – охота. Мы с отцом в Архангельске на море ездим, гусей добываем. Рыбачим тоже. Горбушу ловим, семгу. Месяц назад с командой были на Байкале, очень понравилось. Кстати, сейчас я параллельно еще получаю высшее образование. Мы с Ильясом Хандаевым вместе поступили, скоро уже закончим обучение.

— Ты дважды призер чемпионата России, призер чемпионата мира. Какие у тебя амбиции в «Байкал-Энергии»?

— Амбиции самые высокие: медальные. У меня в коллекции не хватает только одной медали чемпионата России (смеется), и чемпионата мира медаль тоже хочется.

Татьяна Соловьева, «НС».
Фото Яны Ушаковой, «НС»
«Наша Сибскана», 16 августа 2017 года


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Main Menu